Оставить заявку
Введите ваши данные
Нажимая на данную кнопку, я подтверждаю, что даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности
Call Close
Оставьте свой телефон, и мы свяжемся с вами!
Или вы можете позвонить нам сами:
+7 (342) 200 86 75
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Цикл рассказов "Очерки Северного"

НА ПАШУ

Жизнь замечательных людей
Есть люди, которые ездят НА рыбалку. Есть те, которые до сих пор любят убивать, называя это охотой, и ездят НА неё. Есть театралы, и они ходят НА спектакли или НА артиста. Да мало ли На что еще можно ездить, ходить и чем еще можно увлекаться. Мы же некоторое время назад увлеклись Пашей. Ездили сами и возили НА Пашу друзей.

Паша - старовер. И в обличии, и в мыслях, и в поведении. Ну или очень талантливо косил под него. Дом его в глухой тайге, недалеко от хребта Кваркуш, стоял на возвышенности. Держал бычков, пару коров, куриц, гусей.

Дорога до него не самая легкая. От Перми 300 с лишним км. И даже на прокаченном Дефендере со «злой резиной» без лебёдки к нему было не пробиться. Связи естественно с ним не было. Но он каким-то невообразимым образом чувствовал наш приезд.

Встречал нас Паша, сидя на крыше дома с биноклем. И его искренняя улыбка «от ушей» из-за прокуренной седой бороды выдавала радость от встречи с нами.

Дома у Паши, к нашему приезду, были наготове железный тазик домашнего творога, запечённые в русской печи курицы, свежевыпеченный хлеб и парное молоко. А, главное, нас ждали новые рассказы Паши при свете коптящей керосинки, завывания волков на улице и поджимающей при этом хвост местной собачонке.

А рассказов у Паши было много:

- Про зарытые еще при коммунистах клады, в женском монастыре, на реке Мель, про которые только он и знает.

- Про своего отца, командира подводной лодки, воевавшем в Арабо-Израильском конфликте в 70-е годы прошлого века на стороне Египта.

- Про катастрофический паводок весной 1967 года, когда алмазо-добытчики на реке Щугор готовы были открыть шлюзы на прудах, где стоят драги, и в экстренном порядке спустить воду. А в исправительных зонах ниже по течению на реке Язьва, всех заключенных вывели на площадь и продержали несколько дней под дулами пулеметов. «Зачем?» - дружно спросили мы. «Чтобы расстрелять»,- спокойно ответил Паша. Если бы воду спустили на прудах, все равно бы никто не выжил.

- Про медведей, которые не дают покоя, про волков гоняющих собак, про источники с лечебной радийной водой за околицей. «Вот эта – которая в чайнике» - и наливает мне очередную кружку.

Мы всему, конечно, «верили» и нехотя уходили спать на чердак, где сеновал, лишь под утро, убирая с собой лестницу и крепко закрывая ставни на всякий случай.

А потом Паша умер. От рака. Радий нашли у него в организме…

Была глубокая уральская морозная зима. Похоронили его через дорогу от дома, под кронами кедра. Без таблички и фото на кресте. Могилу копали два дня в звонкой каменной земле.

Мы обещали Паше приезжать к нему на могилу.

Но больше ни разу не были. И похоже не будем.

Эпоха поездок НА Пашу ушла вместе с Пашей.

И никакие местные чудеса не смогут его заменить.


Автор
Дмитрий Кириллов