Оставить заявку
Введите ваши данные
Нажимая на данную кнопку, я подтверждаю, что даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности
Call Close
Оставьте свой телефон, и мы свяжемся с вами!
Или вы можете позвонить нам сами:
+7 (342) 200 86 75
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Цикл рассказов "Очерки Северного"

МУЖИЧОК
Медведь
«Миша! Не лезь в воду! Опять ты ноги промочил! Иди ко мне немедленно, сменим носки, у тебя же сопли!» - кричит мама ребёнку. Ребёнку уже 9 с половиной лет.

Северный Урал, слияние рек Унья и Хозья, притоки Печоры, середина июня. Напрямую, если строго на восток, до перевала Дятлова всего 20 км. Вершины отрогов Уральского хребта, и на севере, и на юге, всё ещё в снегу. Вода в речках студёная до ломоты в зубах, а воздух уже прогрет для того, чтобы гнус, мошка и комары с радостью бросались на все живое.

У городского мальчика Миши, впервые попавшего в условия, привычные для его папы, происходящее все вокруг абсолютно не вызывает восторга. Более того, предстоящий пеший поход 90 км по Уральским горам и северной тайге, для этого маленького человечка кажется чем-то сюрреалистичным, из мира компьютерных бродилок, а никак не реальностью. Он до сих пор надеется, верит, что то, о чем говорят его родители – это так, для обычного родительского воспитания. Поговорят, постращают, и на этом все закончится. Посидим на речке недельку, порыбачим, и домой улетим. Какой поход по горам, какие рюкзаки?!

«Миша! Иди есть! Каша готова. И высморкайся ты уже, сколько можно шмыгать!»- снова кричит мама.

"Не ем я кашу вашу»,- бурчит Михаил, прячась с любимым планшетом в палатке.- «Я чипсы хочу».

"Ну, Миша! Ты же ничего не ел с утра, давай бутерброд с колбасой тебе сделаю!"- чуть не плачет заботливая мама.

"Миша! Иди есть! Завтра тебя никто насильно кормить не будет", – слыша препирания, решил поддержать отец прения мамы с ребёнком. «Мама, на Мишу в поход еду не бери», – пошутил он.

"Ну ладно",- нехотя вылазит босиком Михаил.

"Миша, одень обувь! Камни холодные! Ну, вот как с тобой идти завтра!" – мамины нервы уже на пределе.

«А я и не просился никуда. Сами меня взяли. Мне и в городе хорошо было», - все так же бурчит себе под нос компьютерное поколение, ища, куда-то подевавшиеся кроссовки...

Утро следующего дня для Миши было совсем не радостным. Оказалось, что поход на перевал Дятлова - это всё-таки реальность. Оставшийся на реке дедушка Миши пообещал к его приходу обратно, через неделю, пожарить картошки с тушёнкой.

Медленный сбор своих личных вещей в рюкзак, переход на плечах отца через бурные воды реки, подъём в гору по тайге без тропы с отставанием от старших, жалобы на сырые ноги, натёртые плечи, на тяжёлую жизнь, ультимативное заявление отправить обратно или "я здесь и прямо сейчас умру" – никак не повлияло на отцовские требования идти вперёд, утереть сопли и не реветь, как девчонка. По пути «разгрузили» мамин рюкзак – ей тоже нелегко пришлось.

Выйдя из зоны леса, сразу оказались на горном снежнике. Летнее тепло осталось внизу, на реке. Пришлось всем одеться в зимние куртки. Простор вокруг, красота гор до горизонта на все четыре стороны, снег посреди лета-все это воодушевляло взрослых, но никак не повлияло на настроение маленького члена команды. «Всё плохо, хорошо только дома», - лозунг Миши в первый день…

Утром четвёртого дня, побывав за время похода на горе Отортен, перевале Дятлова, встретив неоднократно диких северных оленей, полярных куропаток и следы только что потревоженного, ярко пахнущего после зимней спячки медведя, сделав по горам круг 70 км, спустились через непролазную тайгу в самые верховья реки.

Позади остались холодные ночи, трудные переходы по мокрым и скользким курумникам, скудность питания из-за забытой кем-то из девчонок части продуктов.

- «Мам, пап! Есть чё поесть?»,- традиционный уже в походе ежечасный вопрос Миши прозвучал на привале, на берегу реки. Как хорошо, оказывается, вернуться опять в лето, где нет постоянного пронизывающего холодного ветра. Как хорошо лежать на прогретом галечнике. Как хорошо не топить воду из снега, а пить горстями из речки.

Отец, вставая, протягивает всем по одной изюминке: "Осталось чуть-чуть, каждому по одной буду выдавать раз в час."

«Тогда я пойду еду поищу. Мам, ты будешь ёлку?» - крикнул Миша, переходя реку вброд.

«Буду, сынок», - утомлённая солнцем, протянула мама.

«Мам! Здесь ещё заячья трава есть! Тебе нарвать?»- перекрикивает Мишка шум реки с противоположного высокого берега, покрытого молодым ельником.

«Нарви, сынок», - почти про себя согласилась мама.

«Мам! Смотри, что я принёс!», - мокрый по пояс Миша протягивает полный котелок молодых веточек ели и кисленьких листьев заячьей травы, сам уплетая их за обе щеки.

«Слипнется»,- пошутил отец.

«У меня ещё мёд остался»,- Миша открыл баночку из-под витаминов, сорванной веточкой в углублении крышки наскрёб остатки сладости и протянул маме, - «На!»

«Если хотим сегодня дойти до базы, девчонки, подъём! Впереди «всего» двадцатка, а там еда! Там картошка жареная с тушёнкой», - подбадривает он женскую половину группы.

«Мама, давай я у тебя что-нибудь возьму из рюкзака, тебе легче будет», - помогая маме вставать, сказал Миша.

Группа в этот день неоднократно переходила реку вброд, изюм кончился ещё в обед. Тропа то появлялась, то исчезала куда-то. Устали все. Кроме Миши, который каждый привал приносил полный котелок молодых еловых веточек и заячьих кисленьких трилистников.

А поздно-поздно вечером, наевшись от пуза дедушкиной, обещанной жареной картошки, почти засыпая, счастливый, что трудный поход уже позади, Миша вдруг что-то вспомнив, полез в нагрудный карман рубашки и протянул маме аккуратно завёрнутый, маленький кусок козинака, специально сохранённый с самого первого дня похода.

«Мама, это тебе»,- еле слышно, засыпая, прошептал маленький мужичок.





Автор
Дмитрий Кириллов




Читайте так же